Предисловие

Робертом Шаклеем обращённое книге Роберта Куаглиа

Хлеб, масло и парадокс

 


Хлеб, масло и парадокс (Butter, bread and paradoxine) это первая новелла Роберта Куаглиа. Вы её ещё не прочитали, неправдо ли? Наверняка, вы никогда её и не прочитаете. Точно, что здесь вы несможите её найти в так называемом киберпространство. Но Роберт Шаклей, пользовался невозможными вызовами, написал также предисловие для них. А да, это то, что вы найдёте в этой странице... если ваш браузер не забастует сейчас.

ditemelo in Italiano, vi prego...

 

Предисловие Робертом Шаклеем обращённое книге Роберта Куаглиа

«Хлеб, масло и парадокс»

It is a serious thing to write an introduction to a book one has never read. But Roberto Quaglia's "Pane burro e paradossina" has at least one thing going for it: a title which might have come directly out of the great days of the French surrealists. Andre Breton himself would have approved this novel sight unseen, and would have offered to blow up anyone who didn't agree.
For too long has Roberto Quaglia not been famous! When the famous authors meet at their favorite cafes and laugh at the stupidity of the reading public, Roberto is not there. And this is insupportable.
At university, Roberto Quaglia majored in scorn, and took an honors degree in the arts of dissimulation and clever retort. Why is he not among those who, in their fashion designer clothing, accompanied by their fancy women, fawned upon by waiters, sit at their ease in expensive restaurants ordering fancy dinners which they then leave for their dogs? It is time to change this infamous state of affairs immediately.
What is fame but the rendering of homage to personality? And Quaglia has personality to burn. He has an attitude of intransigence which is a delight to behold. Reader, behold it!
Sometimes, late at night, when I sit alone in my enormous study, surrounded by Impressionist paintings and French pate, and with beautiful women lavishing their attention upon me, I run my fingers over the pages of "Pane burro e paradossina." It speaks to me in low clear tones of a paradise of dainty invention and witty phrase. If it says all this to me, a foreigner, what might it not say to you, a native speaker?
Reader it is in your power to change Roberto Quaglia from a demented skulker in back alleys into a happy man, and rich, rich, rich! Get his address, either postal or email, it matters not which. Write to him. Ask him for copies of this masterwork of the late 20th century. Offer him money. He will not turn you aside as some, pretending to a niceness they do not in fact possess, might well do. Quaglia will take your money, send you his book, put you on his mailing list, let you know of the publication of his other works both potential and actual. You can be in at the beginning of launching this phenomenon-to-be on the careless world. Do not delay. I have done my part. Now go forth and do yours.

Robert Sheckley
(October 1996)

Очень серьёзное дело писать предисловие для книги которую никогда не читал. Но «Хлеб, масло и парадокс» Роберта Куаглиа сделал хотябы одну вещь для этого: само заглавление дало о себе понять что исходит от самых сюрреалистических французских великих дней. Сам Андрей Бретон одобрил то, что эта новелла необыкновенная и даже предоставил самого себя ввязаться в драку с каждым, кто не будет иметь такое же мнение о книге.

Слишком долгое время Роберт Куаглиа остовался в стороне! Когда самые  известные писатели собирались в их любимом кофе и смеялись над глупостью читателей, Роберта там не было. И это невыносимо.Университет, Роберт Куаглиа закончил с презрением и взял с уважением аттестат по исскувству лицемерия и умных реплик. Почему он не находится между теми кто, в их модных одеяниях, в компании самых лудших женщин, окружённые подлизами-официантами, сидя спокойно в дорогих ресторантах и заказывая лудшую еду, которая в конечном итоге останится для их собак? Пришло время изменить этот статут неизвестного. Что значит известность, чем предоставление уважения к индивидуальности? И Куаглиа имеет индивидуальность, чтобы гореть. Он имеет отношение непримеримости которое показывает видимое удовольствие. Читатель, смотри это!

Иногда, поздно ночью, когда я сижу один в моих огромных учениях, окружёный впечатляющей  французкой живописью и красивыми женщинами сосредаточивая на мне их расточёный взгляды, я пробигаю моими пальцами по страницам «Хлеб, масло и парадокс». Он отзывался мне в менее внятных тонах рая изящными изобретениями и остроумными фразами. Если он мог сказать всё это мне, иностранцу, почему бы ему не сказать вам, носителям языка?

Читатель, это в ваших силах изменить Роберта Куаглиа сумасшедшего, который постоянно прячится в переулках, в счастливого человека, и богатого, богатого, богатого! Возмите его адрес или электронный или почтовый, не вожно какой. Напишите ему. Попросите у него копию его замечательной работы 20 века. Предложите ему деньги. Он не откажет вам как некоторые, прикидываясь о их правильности, которой они в конечном итоге даже не владеют, возможно хорошо и делают. Куаглиа возмёт ваши деньги, оташлёт вам свою книгу, впишет вас в его элекрнонный список, и осведомит вас об издании его других вполне потенциальных и фактаческих произведений. Вы можите быть в начале растачивая явление этого небрежного мира. Не задерживайтесь. Я сделал свою часть. Сейчас идите дальше с сделайте свою.

        

                                          Роберт Шаклей

(Октябрь 1996)


Yankees (and not only) GO HOME!